Московский международный открытый книжный фестиваль
Блог
13 апреля 2009
Четвертый Московский Международный Книжный Фестиваль пройдет в Москве с 11...
комментировать   уже 1
01 апреля 2009
Будущее - главная тема Четвертого Московского Международного Открытого Книжного Фестиваля....
комментировать  
15 января 2009
Книжный рынок переживает кризис на равне со всеми. Мысли об...
комментировать  

Московский международный открытый книжный фестиваль
10 июня 2007   День третий - часть 2

Тот, Про Кого Я Обещала Неписать, велел передать вам, читатели, что мастер-класс Сергея Лукьяненко, обещанный сегодня, силою мысли (т.е. по зрелом размышлении самого Лукьяненко, видимо) перенесся на завтра, 11 июня, на 17-00. А теперь, как говорят на Первом канале, к новостям.

Новости у нас такие. Во-первых, пока мероприятия отменялись и переносились, на мониторе открытой сцены крутили видео про роскошную блондинку, которая ручкой от швабры упихивала в унитаз полноформатного мужика. Это я говорю так, в скобках, потому что увидела я это, как раз направляясь на вторую часть фестиваля "Воздух" по служебной надобности, т.е. как настоящий блоггер. Перед кино-концертным залом я встретила вчерашнего лауреата премии "Московский счет" Юлия Гуголева, который очень волновался, как же участников "Воздуха" пустят в ЦДХ, а то ведь поэт Тимур Кибиров, конечно, в состоянии купить себе билет, но ведь по вздорности своей может взбеситься. В этот момент подошел Кибиров - без билета и без пропуска, но вполне благодушный.

Перед дверями зала два молодых человека вели интеллигентную беседу. "Мы, кажется, ожидаем одного и того же", - говорил один другому. "Генделева?" - предположил другой одному. "Здравствуйте", - немедленно отреагировал давешний один. Видимо, они оказались в тайном родстве через Михаила Генделева, подошедшего вскоре с Макаревичем. Подошли и другие поэты со своими знаменитостями, и началось мероприятие.

Ведущий Дмитрий Кузьмин (хочется написать "телеведущий", но вряд ли Кузьмин оценит мое доброжелательство) сказал, что цель акции - привлечь к поэзии людей, которые не поэты, но и не люди с улицы. Андрей Макаревич, прочитавший со сцены три стихотворения Генделева, воспринял это как руководство к действию, сказал: "Спасибо, я пошел" - и пошел, милостиво отпущенный Генделевым, взявшим микрофон, слово, дело и все остальное после рок-музыканта и кулинара.

В процессе мероприятия выяснилось, что известные люди - все эти певцы, главреды, актрисы и музыканты - страсть как любят читать стихи, гораздо больше, чем поэты. Их буквально хлебом не корми, дай только постоять, ухватившись за микрофон и потрясая бумажками. Без бумажек, кстати, читал один Генделев. Даже Воденников в этой ситуации предпочел... Ну, вы видели, что он предпочел.

В конце Кузьмин сказал собравшимся, что современная русская поэзия этим не исчерпывается, и пригласил всех в Ялту. Но в Ялту все не спешили, и особенно неспешили поэты, осевшие почти в полном составе в открытом кафе на полпути между Бахчисараем и Ялтой и попивавшие пиво в надежде, что слушатели, собравшиеся на дискуссию о современной поэзии,  разойдутся. Особенно на это надеялся Дмитрий Кузьмин, который ныл, что в это самое время в киноконцертном зале начинается показ фильма "Октябрь" С. Эйзенштейна под аккомпанемет композитора Каравайчука, который вообще-то - автор музыки к старым фильмам Муратовой, но на показе "Октября" должен был быть тапером и играть на рояле.

"На такие дискуссии обычно никто не ходит", - вел подрывную деятельность Кузьмин, а в Ялте тем временем послушные слушатели прилежно ждали поэтов. Наконец поэты поняли и приняли собственную неизбежность и отправились в Ялту.

Дискуссия протекала в предсказуемом русле. Поэты хотели стать людьми, а слушатели хотели поэтов. "Мы такие же люди, как вы, мы читаем глянцевые журналы и носим одежду, почему мы должны отказываться от этой жизни?" - убеждала собравшихся Фанайлова. Собравшиеся не верили. Кузьмин говорил: "Ежели поэт по темпераменту и складу характера гугнив, или он крив, кос и живет в Красноярском крае..." Этому собравшиеся верили гораздо больше.

В конце концов Фанайлову и Марию Степанову стали упрашивать почитать стихи. Идите в интернет, там все есть, отнекивались они. Ну пожалуйста, упрашивали слушатели. Мы же только что читали, кривились поэты. А ведь кто-то не был и не слышал, оправдывались слушатели. "Как жаль, вы все пропустили", - отрезал ведущий дискусси Гаврилов и перешел к следующему вопросу. В конце концов, правда, поэтов уломали, и они занялись привычным делом, то есть чтением вслух. Чтение проходило под оглушительный саундчек французской актрисы, которая еще заодно и поет. Французская дама оказалась роковой красавицей в черном бархате и красном трикотаже; она сперва распевалась под электронные раскаты органа, а потом предоставила распеваться своим музыкальным коллегам и спустилась со сцены с пластиковой тарелкой бутербродов - видимо, в надежде поесть. Внизу ее немедленно поймали любителей автографов и не отпускали, пока она не убежала от них на сцену. А раз уж на сцене, ей пришлось петь. Так что бутерброды сиротливо томились под ударной установкой, вызывая жалость фотографов, подобравшихся поближе, чтобы сфотографировать красавицу Жанн Балибар.

Комментарии
12 июня, 19:47  
ю., а снимки вы не выложили где-нибудь?
имя email
English
Патронат
aФедеральное агентство по печати и массовым коммуникациямФедеральное агентство по печати и массовым коммуникациямПравительство Москвыaa