Московский международный открытый книжный фестиваль
Блог
21 декабря 2007
К микрофону вышел заместитель руководителя Федерального агентства по культуре и...
комментировать  
19 декабря 2007
Вчерашний день прошел под знаком экранизаций, как и сегодняшний. Вчера...
комментировать  
17 декабря 2007
Долгое время я и мои коллеги боролись за опубликование этого...
комментировать  
Московский международный открытый книжный фестиваль
10 июня 2007   День третий - часть 2

Тот, Про Кого Я Обещала Неписать, велел передать вам, читатели, что мастер-класс Сергея Лукьяненко, обещанный сегодня, силою мысли (т.е. по зрелом размышлении самого Лукьяненко, видимо) перенесся на завтра, 11 июня, на 17-00. А теперь, как говорят на Первом канале, к новостям.

Новости у нас такие. Во-первых, пока мероприятия отменялись и переносились, на мониторе открытой сцены крутили видео про роскошную блондинку, которая ручкой от швабры упихивала в унитаз полноформатного мужика. Это я говорю так, в скобках, потому что увидела я это, как раз направляясь на вторую часть фестиваля "Воздух" по служебной надобности, т.е. как настоящий блоггер. Перед кино-концертным залом я встретила вчерашнего лауреата премии "Московский счет" Юлия Гуголева, который очень волновался, как же участников "Воздуха" пустят в ЦДХ, а то ведь поэт Тимур Кибиров, конечно, в состоянии купить себе билет, но ведь по вздорности своей может взбеситься. В этот момент подошел Кибиров - без билета и без пропуска, но вполне благодушный.

Перед дверями зала два молодых человека вели интеллигентную беседу. "Мы, кажется, ожидаем одного и того же", - говорил один другому. "Генделева?" - предположил другой одному. "Здравствуйте", - немедленно отреагировал давешний один. Видимо, они оказались в тайном родстве через Михаила Генделева, подошедшего вскоре с Макаревичем. Подошли и другие поэты со своими знаменитостями, и началось мероприятие.

Ведущий Дмитрий Кузьмин (хочется написать "телеведущий", но вряд ли Кузьмин оценит мое доброжелательство) сказал, что цель акции - привлечь к поэзии людей, которые не поэты, но и не люди с улицы. Андрей Макаревич, прочитавший со сцены три стихотворения Генделева, воспринял это как руководство к действию, сказал: "Спасибо, я пошел" - и пошел, милостиво отпущенный Генделевым, взявшим микрофон, слово, дело и все остальное после рок-музыканта и кулинара.

В процессе мероприятия выяснилось, что известные люди - все эти певцы, главреды, актрисы и музыканты - страсть как любят читать стихи, гораздо больше, чем поэты. Их буквально хлебом не корми, дай только постоять, ухватившись за микрофон и потрясая бумажками. Без бумажек, кстати, читал один Генделев. Даже Воденников в этой ситуации предпочел... Ну, вы видели, что он предпочел.

В конце Кузьмин сказал собравшимся, что современная русская поэзия этим не исчерпывается, и пригласил всех в Ялту. Но в Ялту все не спешили, и особенно неспешили поэты, осевшие почти в полном составе в открытом кафе на полпути между Бахчисараем и Ялтой и попивавшие пиво в надежде, что слушатели, собравшиеся на дискуссию о современной поэзии,  разойдутся. Особенно на это надеялся Дмитрий Кузьмин, который ныл, что в это самое время в киноконцертном зале начинается показ фильма "Октябрь" С. Эйзенштейна под аккомпанемет композитора Каравайчука, который вообще-то - автор музыки к старым фильмам Муратовой, но на показе "Октября" должен был быть тапером и играть на рояле.

"На такие дискуссии обычно никто не ходит", - вел подрывную деятельность Кузьмин, а в Ялте тем временем послушные слушатели прилежно ждали поэтов. Наконец поэты поняли и приняли собственную неизбежность и отправились в Ялту.

Дискуссия протекала в предсказуемом русле. Поэты хотели стать людьми, а слушатели хотели поэтов. "Мы такие же люди, как вы, мы читаем глянцевые журналы и носим одежду, почему мы должны отказываться от этой жизни?" - убеждала собравшихся Фанайлова. Собравшиеся не верили. Кузьмин говорил: "Ежели поэт по темпераменту и складу характера гугнив, или он крив, кос и живет в Красноярском крае..." Этому собравшиеся верили гораздо больше.

В конце концов Фанайлову и Марию Степанову стали упрашивать почитать стихи. Идите в интернет, там все есть, отнекивались они. Ну пожалуйста, упрашивали слушатели. Мы же только что читали, кривились поэты. А ведь кто-то не был и не слышал, оправдывались слушатели. "Как жаль, вы все пропустили", - отрезал ведущий дискусси Гаврилов и перешел к следующему вопросу. В конце концов, правда, поэтов уломали, и они занялись привычным делом, то есть чтением вслух. Чтение проходило под оглушительный саундчек французской актрисы, которая еще заодно и поет. Французская дама оказалась роковой красавицей в черном бархате и красном трикотаже; она сперва распевалась под электронные раскаты органа, а потом предоставила распеваться своим музыкальным коллегам и спустилась со сцены с пластиковой тарелкой бутербродов - видимо, в надежде поесть. Внизу ее немедленно поймали любителей автографов и не отпускали, пока она не убежала от них на сцену. А раз уж на сцене, ей пришлось петь. Так что бутерброды сиротливо томились под ударной установкой, вызывая жалость фотографов, подобравшихся поближе, чтобы сфотографировать красавицу Жанн Балибар.

Комментарии
12 июня, 19:47  
ю., а снимки вы не выложили где-нибудь?
имя email
English
Патронат
Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациямФедеральное агентство по печати и массовым коммуникациямПравительство Москвы