Московский международный открытый книжный фестиваль
Блог
20 июня 2007
Во-первых, на второй день стали кормить - правда, пока еще...
комментировать  
18 июня 2007
Все загорают, слоняются, лежат в гамаках и ничегонеделают разными другими...
комментировать   уже 3
15 июня 2007
Ну-с, попробоуем. На протяжении, думаю, нескольких недель здешние посты будут...
комментировать   уже 1
Московский международный открытый книжный фестиваль
11 июня 2007   День четвертый - часть 1

Ранним утром в Ялте появилась женщина в белом с алым шарфом. Это был писатель Макс Фрай, сопровождаемый Гавриловым на завтрак. Писатель оглядел собравшихся в Ялте праздношатающихся и сказал: "Оградите меня от маньяков. Это люди, которые встали в 8 утра, чтобы прийти сюда к 11". До завтрака Фрай пытался выяснить у Гаврилова, как ему провести участников сегодняшней презентации сборника "78", которых, как вы понимаете, никак не меньше 78-ми. Гаврилов в ответ рассказал, что Антон Носик, с которым мы давеча читали рассказы Керета, вообще на собственное чтение купил в кассе ЦДХ билет. Рассказал с намеком, не иначе.

Как только Фрай сел, к нему подскочил человек с книжкой - за автографом. "Все автографы - после завтрака", - железной рукой отмел поклонника Гаврилов, а Фрай добавил: "Пока писатель не начнет чавкать, завтрак не начнется". Тут налили кофе, Гаврилов выставил на стол баночку с кардамоном, особенно подготовленные читатели расчехлили термос, - и завтрак начался.

За завтраком Фрай объявил, что его нельзя фотографировать, потому что на всех фото он получается как на паспорте. А то, у писателя в паспорте, как вы понимаете, разительно отличается от того, что у писателя в жизни. В это самое время. Поэтому Все, кто сфотографировал Фрая до оглашения запрета, пожалуйста, съешьте свои флэш-карты. Ко мне это не относится. Почему? Просто не относится. Не люблю флэш-карты.

Так вот, Фрай завтракал и говорил о судьбе, об Одессе, о детстве на окраине Берлина, о самовольном круизе в Севастополь. Рассказывал о том, что он рассказчик от бога, и оо спящем князе Гедиминасе, которому снится город Вильно со всем его содержимым. О том, что ему, писателю Фраю, не хватает миллионов лет на самые элементарные вещи, и что его это бесит. И что он хотел бы быть футболистом в Рио-де-Жанейро. К слову сказать, аналогичное желание испытывал Остап Бендер, и вот к чему это привело.

А потом оказалось, что все плотно позавтракали, да и булочки кончились, не говоря о кофе-машине. Поэтому писателя Фрая вытащили из-за стола и сопроводили в павильон магазина "Москва" на автограф-сессию. А вам я хочу сказать следующее. Как известно, писателя Макса Фрая по утрам никто никогда не видел, потому что по утрам он существует в другой агрегатной форме. Считайте, что вы видели художницу Светлану Мартынчик. Это одно и то же.

После завтрака в той же Ялте состоялась встреча Зайца Пц с его воображаемыми почитателями. Всем раздали бумажки и комик-стрипы, на которых Пц лежал в постели с головой Пушкина. На бумажках следовало задавать вопросы Зайцу. Вопросы озвучивал Гаврилов, которй иногда озвучивал и зайцевы ответы. А что делать: воображаемые Гавриловы иногда выходят из-под контроля.

Заяц отвечал на вопросы, а присутствующие конвульсивно смеялись. Вопросы при этом были серьезные: "принцип работы тока в системе абсолютного вакуума", "смысл смысла", "насколько порочно поколение Пепси", "про деда Мазая" (тут Заяц разразился пиар-речью, увенчавшейся номером банковского счета для сбора средств в память. То есть для сбора средств непосредственно в память). "Я не понимаю, почему вы все время смеетесь, я же говорю о неприятных вещах", - говорил Заяц.

После того, как вопросы иссякли, у присутствующих собрали комик-стрипы с Пушкиным (было предложено назвать эту серию "Заяц Пц и один и тот же урод", или же "Заяц Пц и великие русские поэты", что, в принципе, одно и то же). Тут Гаврилову позвонил Псой Короленко и спросил, что делать с Женей Лавут: он же в Сочи. Не выходя из состояния пресс-конференции, Гаврилов ответил, что Женя будет без лица, но со звуком, и перешел к награждению победителей.

Победителей оказалось трое. Один, который написал за Пушкина, что он хочет жрать, получил в подарок банан. Еще одна девушка получила книгу про Пц, а другая - главный приз: самого Пц, пошитого собственноручно Линор. Все призы и подарки были упакованы в фирменные сумки издательства "LIVEBOOK/Гаятри" с изображением сперматозоида Иннокентия. Линор сказала, что знает, что должен говорить сперматозоид, но не огласила, а написала это на книжке, которую унесла одна из победительниц. Так что ловите на территории фестиваля девушку со сперматозоидом на сумке и отбирайте у нее книжку, если хотите узнать, что сперматозоиды говорят промеж себя, пока их хозяева занимаются всякой ерундой.

А я быстренько сфотографировала Дмитрия Быкова на его заключительной фразе про Окуджаву (на самом деле фраза была не про Окуждаву, а про неформальное общение в другом, более уютном месте, но мы же с вами приличные люди) - и побежала на видеослэм в киноконцертный зал. Там, кстати, будет один ролик с моим голосом. Кто-нибудь сможет узнать меня по голосу?

 

Комментарии
12 июня, 14:08   read only
женя лавут все же не писатель макс фрай - поэтому все-таки она....
имя email
English
Патронат
Правительство МосквыФедеральное агентство по печати и массовым коммуникациям