Московский международный открытый книжный фестиваль
Блог
21 декабря 2007
К микрофону вышел заместитель руководителя Федерального агентства по культуре и...
комментировать  
19 декабря 2007
Вчерашний день прошел под знаком экранизаций, как и сегодняшний. Вчера...
комментировать  
17 декабря 2007
Долгое время я и мои коллеги боролись за опубликование этого...
комментировать  
Московский международный открытый книжный фестиваль
21 сентября 2007   Брюжжание о современном поэте

Здесь могла бы быть полная скрытых аллюзий и умных ссылок изощренная мысль про литературу, но вместо этого будет унылое медийное брюзжание. А что. Мы с вами все-таки живем в эпоху новых медиа, вон хоть того же Бодрийяра почитайте.

Поводом для брюзжания будет написанный мною же текст (ну или в основном мною, там есть вставки других авторов). А именно - репортаж с калининградского фетисваля актуальной поэзии SLOWWWO, заметки о котором вы уже читали в этом блоге неоднократно. Текст можно найти здесь, избранное творчество участников - здесь. А теперь - брюзжание.

Когда мы верстали этот текст - и тут я открываю страшную производственную тайну - я пообещала своему редактору, что, когда статья выйдет, меня все будут ненавидеть. Это неизменно происходит с любой статьей о современной поэзии, написанной не в "Новое литературное обозрение" или журнал поэзии "Воздух", а в какое-нибудь СМИ, которое читает широкая публика. В том числе - не представляющая, что такое поэзия после Бродского. В лучшем случае.

И действительно: статья вышла, и сразу появились ненавидящие. Удивительное дело: пожалуй, ни один персонаж не относится так серьезно к появлению собственного имени в медийном пространстве, как президент и современный поэт. И даже президент, целуя мальчика в живот перед камерами, не говорит потом, что он его не целовал, а нижайше оправдывается. А вот поэт, сказав в диктофон одно, в тексте хочет прочитать другое. Ну а что ж тогда было в диктофон одно-то говорить?

Это я не о конкретных поэтах говорю, а о проблеме в целом. О том, что для современного поэта выход к широкой публике сопровождается такими аберрациями - причем как со стороны широкой публики, так и со стороны поэта, что уж говорить о скромном посреднике-журналисте, - что порой кажется, уж лучше бы и не выходил вовсе. Мне кажется, проблема в том, что современный поэт, в отличие, скажем, от современного режиссера, искренне считает свое занятие действом сакральным и недоступным большинству непосвященных, но признать это в открытую и стать юродивым как-то стесняется. Режиссер вот не стесняется, носит моряцкие фуражки и говорит о Господе, как Михалков. А поэт носит моряцкие фуражки, говорит о Господе или матом, но при этом дотошно отслеживает свои же следы в медийном пространстве и говорит, что они не соответствуют действительности. Не сооветствуют, а как же. Это же следы, а не сам поэт.

Я думаю, это происходит от того, что про поэтов слишком мало пишут, и они не привыкли к тому, как они (и любые другие люди) выглядят, когда о них пишут не близкие для близких, а незнакомые для незнакомых. А вот вопрос, стоит ли им привыкать к этому, т.е. выходить в это самое публичное пространство и там осваиваться, - это как вопрос о том, стоит ли Кыштымскому Карлику ходить в школу. То есть в школу-то ходить нужно, но если ты при этом Кыштымский Карлик, то, может, не очень-то и приятно.

Комментарии
имя email
English
Патронат
Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациямФедеральное агентство по печати и массовым коммуникациямПравительство Москвы