Московский международный открытый книжный фестиваль
Блог
13 апреля 2009
Четвертый Московский Международный Книжный Фестиваль пройдет в Москве с 11...
комментировать   уже 1
01 апреля 2009
Будущее - главная тема Четвертого Московского Международного Открытого Книжного Фестиваля....
комментировать  
15 января 2009
Книжный рынок переживает кризис на равне со всеми. Мысли об...
комментировать  

Московский международный открытый книжный фестиваль
24 октября 2007   Открытие Биеннале

Вчера я ходила на открытие Московского биеннале поэзии и чувствовала себя настоящим поэтом. Открытие по традиции проходило в Театральном центре им. Мейерхольда, так что ощущение себя поэтом для меня началось с вешалки. Вернее, раньше: я начала чувствовать себя поэтом еще в машине, потому что ехала к фуршету, а не к официальной части с речами. Так, если вы не знаете, поступают все настоящие поэты.

Иногда я звонила тем, кто был внутри, в зале, и слушал речи. Питерский поэт Светлана Бодрунова трубку не взяла, но прислала sms, что она на сцене с Дэйной Джойей. Чтобы вы сразу поняли, о чем речь, скажу, что Дэйна Джойя - это мужчина и американский аналог российского министра культуры. Ну, и поэт еще, разумеется. Дмитрий Кузьмин, которому я позвонила с просьбой вынести мне приглашение (как настоящему поэту-люмпену), чертыхнулся, сказал, что он вышел из зала на словах Гаврилова о том, что сейчас все закончится, и действительно вышел из зала. "Он очень разговорчивый человек, - рассказала я потом некому рижскому поэту, который, в отличие от меня, честно отсидел всю церемонию открытия. "Я заметил, - мрачно заметил рижский поэт. - Его речь была самой длинной".

Поднявшись в зал, где уже накрыли фуршет, я обнаружила, что он, с одной стороны, полон, а с другой стороны, пуст. То есть он полон всевозможной еды и пуст, потому что единственным живым существом, способным наброситься и все это сожрать, была я. Только я начала оглядываться вокруг, не веря своему счастью, как сверху, из зала с речами, спустились Линор Горалик и Станислав Львовский. Глаза у обоих были большие и несколько затуманенные; увидев меня, Линор предостерегающе вытянула руки и не менее предостерегающе сказала: "Там румыны!", после чего предложила мне начать уже разграблять столы. "Ну что вы, мне неудобно вот так, одной", - мямлила я, на что Линор уверенно сказала: "Послушайте, вы поэт. От вас не ждут ничего хорошего". Я прониклась и украла со стола креветку на палочке.

Больше стащить не удалось, так как сверху гроздьями посыпались поэты. "Грузины были веселенькие", - обменивались впечатлениями от вечера латышские поэты. "How are you, I am fine", - с напором говорили американцы. "Надо выпить", - здоровались русские. Во мгновение ока маленький фуршетный зал стал набитым и накуренным, а еда потерялась между частей тел всевозможных литераторов и имеющих отношение, как написано в стихотворении у Дины Гатиной. И тогда мы со Светланой Бодруновой поступили как настоящие поэты-декаденты: забрали из этого вертепа самого влиятельного поэта Америки Дэйну Джойю и отправились в китайскую забегаловку через дорогу рассуждать о смысле жизни и назначении литератора. И рассуждали до поздней ночи.

Комментарии
имя email
English
Патронат
aФедеральное агентство по печати и массовым коммуникациямФедеральное агентство по печати и массовым коммуникациямПравительство Москвыaa