Московский международный открытый книжный фестиваль
Блог
21 декабря 2007
К микрофону вышел заместитель руководителя Федерального агентства по культуре и...
комментировать  
19 декабря 2007
Вчерашний день прошел под знаком экранизаций, как и сегодняшний. Вчера...
комментировать  
17 декабря 2007
Долгое время я и мои коллеги боролись за опубликование этого...
комментировать  
Московский международный открытый книжный фестиваль
24 октября 2007   Открытие Биеннале

Вчера я ходила на открытие Московского биеннале поэзии и чувствовала себя настоящим поэтом. Открытие по традиции проходило в Театральном центре им. Мейерхольда, так что ощущение себя поэтом для меня началось с вешалки. Вернее, раньше: я начала чувствовать себя поэтом еще в машине, потому что ехала к фуршету, а не к официальной части с речами. Так, если вы не знаете, поступают все настоящие поэты.

Иногда я звонила тем, кто был внутри, в зале, и слушал речи. Питерский поэт Светлана Бодрунова трубку не взяла, но прислала sms, что она на сцене с Дэйной Джойей. Чтобы вы сразу поняли, о чем речь, скажу, что Дэйна Джойя - это мужчина и американский аналог российского министра культуры. Ну, и поэт еще, разумеется. Дмитрий Кузьмин, которому я позвонила с просьбой вынести мне приглашение (как настоящему поэту-люмпену), чертыхнулся, сказал, что он вышел из зала на словах Гаврилова о том, что сейчас все закончится, и действительно вышел из зала. "Он очень разговорчивый человек, - рассказала я потом некому рижскому поэту, который, в отличие от меня, честно отсидел всю церемонию открытия. "Я заметил, - мрачно заметил рижский поэт. - Его речь была самой длинной".

Поднявшись в зал, где уже накрыли фуршет, я обнаружила, что он, с одной стороны, полон, а с другой стороны, пуст. То есть он полон всевозможной еды и пуст, потому что единственным живым существом, способным наброситься и все это сожрать, была я. Только я начала оглядываться вокруг, не веря своему счастью, как сверху, из зала с речами, спустились Линор Горалик и Станислав Львовский. Глаза у обоих были большие и несколько затуманенные; увидев меня, Линор предостерегающе вытянула руки и не менее предостерегающе сказала: "Там румыны!", после чего предложила мне начать уже разграблять столы. "Ну что вы, мне неудобно вот так, одной", - мямлила я, на что Линор уверенно сказала: "Послушайте, вы поэт. От вас не ждут ничего хорошего". Я прониклась и украла со стола креветку на палочке.

Больше стащить не удалось, так как сверху гроздьями посыпались поэты. "Грузины были веселенькие", - обменивались впечатлениями от вечера латышские поэты. "How are you, I am fine", - с напором говорили американцы. "Надо выпить", - здоровались русские. Во мгновение ока маленький фуршетный зал стал набитым и накуренным, а еда потерялась между частей тел всевозможных литераторов и имеющих отношение, как написано в стихотворении у Дины Гатиной. И тогда мы со Светланой Бодруновой поступили как настоящие поэты-декаденты: забрали из этого вертепа самого влиятельного поэта Америки Дэйну Джойю и отправились в китайскую забегаловку через дорогу рассуждать о смысле жизни и назначении литератора. И рассуждали до поздней ночи.

Комментарии
имя email
English
Патронат
Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациямФедеральное агентство по печати и массовым коммуникациямПравительство Москвы