Надо ли бояться революций

Bookmark and Share

Нужны такие слова: АМНИСТИЯ, КРУГЛЫЙ СТОЛ, ПЕРЕГОВОРЫ
Если вы думаете, что подростков не интересует то, что происходит на улицах их города и им достаточно дворов, - вы ошибаетесь. Мы пришли на фестиваль говорить о детской программе, и мы смотрели детскую программу, радовались ей, писали про неё. Но бегая по «детским» шатрам, пробегали мимо «взрослых». Впрочем, пробежать мимо некоторых было невозможно. И вот 10 июня мы отправились на дискуссию –тема «Надо ли бояться революции?» Модератором этого обсуждения был Михаил Ратгауз, участниками – Александр Морозов, Кирилл Рогов, Илья Яшин и Максим Трудолюбов. Михаил Ратгауз предложил каждому участнику сформулировать свои тезисы. Мы вам расскажем о нескольких наиболее запомнившихся. А вы по ходу чтения реагируйте на эти тезисы. Мы, когда слушали и записывали их – не могли быть равнодушными.

Кирилл Рогов. Есть в России жупел (миф). Он заключается в том, что власть выступаеткак консервативная сила по отношению к образованному классу. Первый тип революции заключается в проблемах изменения отношения к собственности. Второй тип революции– это когда общество вводит новый способ правления: не монархия, а республика. Третий тип: революция происходит, чтобы восстановить легитимность, законность власти.

Илья Яшин был вторым, и, пожалуй, объясняя свою позицию, говорил дольше всех. Первый его тезис: вопреки заблуждениям, сейчас революция невозможна. Революция – это осознанная потребность общества. Второе. Революционные ситуации всегда – за редкими исключениями – в руках власти. Революционная ситуация – это когда власть доводит общество до этой потребности. Тут возможны два варианта. Уйти, уступить, пойти на компромисс. Или не идти на уступки, как он выразился, идти на upgrade. Для того чтобы власти поверили, нужно, чтобы она произнесла такие слова: АМНИСТИЯ, КРУГЛЫЙ СТОЛ, ПЕРЕГОВОРЫ. Третий его тезис состоял вот в чем: от революций есть прививка – честные выборы. Диктатура – это болезнь. А реакция на эту болезнь – революция. В конце своей речи Илья показал аудитории футболку, на которой былонаписано: VIVA LA EVOLUTION. «Меня называют революционером. Это не так – я за эволюцию», - добавил он.

Александр Морозов начал вот с чего: «Отвечаю на поставленный организаторами дискуссии вопрос: нет, не надо бояться революции. Американская революция, в отличие от французской революции XVIII в., тяжелой и грязной, была достойной. Нужно, чтобы революция была правильной». Александр Морозов говорил о том, что у русской революции тяжелые традиции – наша революция пожирала детей, взрослых – мужчин и их жен. О том, что мы не находимся в революции, что у нас нет экономических проблем, нет раскола во власти. И еще остаются экономические ресурсы.

Надеемся, что мы правильно поняли говоривших, и они говорили именно то, что мы вам пересказали. Кажется, правда, что участники разговора далеко ушли от его темы. По сути, на вопрос дискуссии отвечал только Александр Морозов. И еще. Нам, как и Александру Морозову, как, по-видимому, и большинству людей, присутствовавших на дискуссии, хотелось бы, чтобы общество нашло из нашей  ситуации нереволюционный выход.

Неля Тесис, Настя Смирнова